DSC05318.jpg

Гавань мира

 

Дар эс Салам в переводе означает «гавань мира». Только не спрашивайте меня, с какого языка перевод. Лингвисты и сами толком не могут определиться, и то, что они говорят об арабо-персидских корнях происхождения этого слова, меня несколько смущает. Я вспоминаю, как в Иране неосторожно назвал персов (иранцев) арабами и потом стоял, понурив голову, и выслушивал осуждающую речь «фиксера» (дедушки-водителя, перса, который возил нас по Иранской глубинке). Я очень хорошо запомнил, что персы - не арабы. :)

 

Строительство города началось в 1862 - 1865 годах на месте рыбацкой деревни. Место было удобное для дальнейшего развития инфраструктуры и со стороны суши, и со стороны океана. 

 

История города бурная и противоречивая. Здесь правили арабы, немцы, англичане…, и очень интересно наблюдать, как архитектурные стили индийской, немецкой, арабской и африканской культур смешались на улицах этого города.

Дар Эс Салаам хороший город, и жильё у меня отличное.

 

Здесь редко выключают электричество (на Занзибаре часто отключают), есть магазины, в которых удобно тратить деньги на еду и прочие бесполезные и полезные предметы.

 

Не нужно покупать тазик для стирки - в хостеле есть стиральная машина. Впрочем, она чаще всего занята - в ней стирается бельё и одежда обслуживающего персонала и, предполагаю, что их родственников, друзей и знакомых. И только поздно вечером этот процесс прекращается:).

 

С WiFi только беда… Работает плохо, скорость низкая. Но мобильный интернет выручает. А какой вид из окна! Только из-за одного вида можно было сюда вселяться и вообще никуда не выходить - вся жизнь города, как на ладони…

 

P.S. Тазик для стирки - непременный атрибут моей жизни, который сразу покупается при переезде на новое место. Можно сказать, что мой путь по миру отмечен тазиками. Сколько их  осталось за моей спиной…, и не посчитать уже.

press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
1/1

В доме, в котором я живу сейчас, есть спортзал, он находится на 9-м этаже. Всего 25 этажей, мой этаж 16-й.

 

Утром, перед завтраком, я спускаюсь в спортзал по лестнице и занимаюсь там в течение часа. Там есть все для занятий спортом в классическом понимании фитнеса на современном этапе любителей поистязать себя физическими упражнениями. Даже бассейн. Утром практически никого нет. Тебя встречает инструктор, следует традиционный обмен приветствиями: «Джамбо», «Мамбо», «Пуо» и погнали…

 

Спортзалы для мальчиков и девочек разные. И если я прихожу в спортзал уже переодевшись в спортивную форму, то девушки приходят в своих одеждах и переодеваются в спортивную форму уже на своей половине. Занимаются они в одежде, ничем не отличающейся от одежды наших дам из фитнес центров. Но местные мужчины лишены возможности оценить их уровень физической подготовки. Залы изолированы друг от друга. Никто не видит друг друга.

И кондиционеров здесь нет. Поэтому только утром. А утром +28ºС, не жарко.

 

P.S. В спортзал могут ходить все жители этого здания. Причем никто ничего у тебя не спрашивает: кто ты, почему ты здесь и есть ли у тебя permit. :) Пришел, значит имеешь право.

Рыбный рынок. 

 

Берег океана, толпа народа, хаос и сумбур, непрерывный гомон. А запах… В жару особенно сносящий с ног. Рыбу (и остальные дары моря) здесь продают, только что выловленную и наверняка вкусную после приготовления на огне. Я не пробовал.

 

Съемку всей этой рыбной вакханалии мне пришлось закончить неожиданно. Ко мне подошёл какой-то человек в слегка военной форме и настоятельно предложил пройти куда-то в глубину рынка. Я отказался. Он настаивал. Мы не пришли к взаимному согласию, и я покинул рынок. Что-то подсказало мне, что нужно валить и побыстрее. За мной увязался ещё один полувоенный, что-то недовольно говорящий на не понятном мне языке. Но через некоторое время, вероятно, убедившись в том, что я по доброй воле не хочу составить им компанию, он отстал и вернулся на рынок.

press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
press to zoom
1/1

Берег Океана, который я увидел, не очень хорош для прогулок, да и не прогуливается здесь практически никто. Солнце выжгло почти все краски, берега захламлены мусором, да ещё и мужик в военной форме, потребовавший прекратить съёмку, внёс свою лепту в покой и умиротворённость этого места. Я сказал ему, что снимаю только Океан, но он был непреклонен. 

 

В этой части побережья Океана ни одного купающегося по доброй воле человека я не видел. Только рыбаки, бредущие по пояс в воде, тянущие невод и выносящие на берег пойманную рыбу.

 

А с мусором здесь беда. Ну, не совсем беда-беда, как в некоторых странах, но беда. Попытки уменьшить количество пластикового мусора предпринимаются: в магазинах нет пластиковых пакетов, только бумажные и тканевые. Но пластиковых бутылок предостаточно, и валяются они, где попало. Их собирают, но они продолжают валяться. Так что помойки здесь знатные. И труба, уходящая от берега за горизонт, это ещё одна инъекция мусора Океану от «благодарного» человечества.

Кафедральный собор Святого Иосифа. 

 

Этот католический храм был построен немецкими миссионерами в конце 19-го века и является резиденцией архиепископа Дар эс Салаама.

 

Храм находится через дорогу от набережной Океана, вблизи порта. Службы проходят на суахили и английском.

Я зашел в этот храм уже порядком уставшим, мне хотелось отдохнуть и немного остыть от жары. Я не стал искать путь на колокольню, что обычно делаю, попадая в храмы, а просто сидел внутри собора и наслаждался тишиной и покоем, отдыхая от шумного города.

В Дар эс Салааме супермаркеты, по сравнению с магазинами Занзибара, более привычно устроены.Там даже есть ценники, что очень радует. Не надо ходить к продавцу и спрашивать, что сколько стоит, чтобы не было сюрпризов при расчёте. Да, здесь всё дороже, чем на рынке. Но здесь можно спокойно и без рыночной суеты выбрать всё то, что тебе нужно и не нужно.  Хотя овощи и фрукты я всё равно предпочитаю покупать на рынке. Там они вкуснее получаются. Но на рынке нет кондиционеров, а в некоторых супермаркетах они есть. Но в этом, где сделаны эти фотографии, они не работали.

Рынки в городе шумные, тесные, суетливые. Цены на продукты ниже, чем на Занзибаре, но не намного. Купить можно практически всё, но нужно научиться разбираться в этом, на первый взгляд, хаосе.

Мне нужны были овощи. Помидоры - 2000 шиллингов за 1 кг (их ещё продают поштучно - 100 шиллингов за штуку), огурцы - 500 шиллингов за штуку. 

С каждым днём город становится дружелюбнее. Чтобы вжиться в большой город, нужно время. В маленьком городе всё проще - очень скоро тебя начинают узнавать, и тебе улыбаются уже не просто из вежливости в ответ на приветствие, а узнавая тебя. И вот уже таксист не предлагает тебе свои услуги. Он уже знает, что ты ему ответишь: «Thank you, I like walking». Он просто улыбается и здоровается с тобой: «Джамбо». «Джамбо». «Мамбо». «Пуо». Обмен любезностями состоялся, и я иду дальше, а таксист остаётся и продолжает высматривать клиентов. Наверное, поэтому маленькие города кажутся нам уютнее. 

Но и к этому совсем не маленькому городу я начинаю привыкать и думаю, что он тоже привыкает ко мне. И девушка в придорожной «обжорке» около моего дома уже не спрашивает, сколько батата положить мне в пакет. Мы улыбаемся друг другу, здороваемся, я протягиваю ей деньги, а она мне пакет с горячим бататом.

«По ком звонит колокол» — и это не роман Эрнеста Хемингуэя

 

Лютеранская церковь Azania Front, г. Дар Эс Салаам

 

Лютеранская церковь Azania Front была построена в 1898 году немецкими миссионерами. В 19-м и начале 20-го века она была центром немецкой миссии. Теперь это собор для епархии.

 

В церкви три колокола, и каждый звонит по особым случаям. В первый колокол звонят по большим праздникам. Во второй звонят тогда, когда кто-то умер и достоин того, чтобы по поводу его смерти звонил колокол, и прихожане знают, что можно прийти и проститься с этим человеком. В третий колокол звонят во всех остальных случаях. Звук у колоколов разный, и прихожане знают, по какому поводу звонят колокола.

 

Механизм часов в этом храме использует гири для работы. Такой способ работы механизмов в часах используют уже очень редко, все такие механизмы уже переделали на современный лад. А здесь всё работает так, как было сделано ещё при строительстве церкви в 19-м веке.

 

Циферблаты на часах показывают разное время. Один циферблат показывает время часового пояса, а второй суахильское время, местное. Такая вот особенность. И время служб указывают разное, чтобы запутать непосвящённых в эту особенность местного времяисчисления совсем… :)

 

Лавочки в церкви, на которых сидят прихожане во время службы, рассчитаны на 5 человек. Считалось, что это средний состав лютеранской семьи - родители и трое детей. 

 

Когда был военный конфликт немецких колонистов с англичанами, на крыше храма прятались прихожане-немцы.

 

Здесь происходило много всяких событий, но это уже другая история, не в рамках блога.

 

Спасибо Obby Mwakyusa, внуку пастора этой церкви и племяннику епископа Танганики, за рассказ об истории этой церкви и событиях, которые здесь происходили.

 

P.S. Лютеранская епархия в Дар Эс Салааме имеет своё издательство, медиацентр и хостел с очень бюджетными ценами для паломников.

Поэтому, если вы сюда приедете как паломник, у вас будет хорошая возможность поселиться в этом хостеле и услышать много интересных историй.

Музей современного искусства.

 

Современная тенденция - создание музеев современного искусства. Танзанию тоже не минула чаша сия.

 

Чтобы добраться сюда, я поехал на городском автобусе. Потом 3 км пешком до промышленной зоны, и я на местном «Винзаводе».

Можно, конечно, взять тук-тук и доехать до места, но, когда пешком, то можно увидеть то, что обязательно пропустишь, если ехать. Поэтому только пешком, только ногами.

 

Посетителей в музее не было - далеко он от туристических троп. Хотя, наверняка, сюда завозят организованные группы туристов - тут рынок сувениров недалеко, 2 км. Денег за посещение музея никто не требует. Если хочешь, то можешь пожертвовать немного художникам и музыкантам. Я принёс эту сакральную жертву. Сам знаю, как бывает, когда: «Денег нет, но вы держитесь» (с). Здешние ребята держатся. Им помогают, выделяя гранты, капиталисты из Европы, которые тратят деньги на создание фондов оказания помощи людям, которые видят мир по-другому. Про Российских капиталистов я здесь не слышал. Вероятно, они тратят деньги на другие цели, по их мнению более полезные. Например, на создание архитектурных композиций. Ну, у каждого свои приоритеты.

 

И сам музей, и обстановка, которая здесь царит, мне понравились. Если будете проходить мимо, обязательно загляните сюда. Да, и художникам помогите. Они другие, не такие, как большинство людей, но именно благодаря таким людям мир приобретает оттенки и полутона.

Поехали - поехали или дала - дала.

 

г. Дар Эс Салаам - г. Багамойо

Дала-дала это название автобусов в Танзании. Они по размеру и вместительности похожи на советские ПАЗы. Используются они везде и как городской, и как междугородний транспорт. Стоимость проезда по городу в Дар эс Салааме 500 TZS  -  16 RUB. Цены за проезд между городами зависят от расстояния. Но это совсем не дорого. Ещё дала-дала называют небольшие грузовички, которые переоборудованы для перевозки людей. Билеты там ещё дешевле, но и ездить на них менее удобно. В автобус стараются посадить как можно больше людей, и иногда люди сидят чуть ли не на коленях друг у друга. Понятия личного пространства в автобусах не существует, и народ совершенно не реагирует на то, что кто-то лезет по головам, пытаясь втиснуться в автобус. Место женщинам уступать не принято, дедушку совсем уж старого пристроят, а у женщины с ребёнком могут взять её ребёнка себе на руки. Ни разу не слышал никакой ругани в автобусе или высказывания недовольства тем, что кто-то пристраивает свой багаж на голову своему соседу . ;)

 

Доехать из Дар эс Салаама без пересадки не получается, поэтому поли-поли с пересадкой, и через несколько часов - здравствуй, Багамойо, город, некогда игравший большую роль в освоении Восточной Африки, а сейчас оказавшийся на обочине истории.